Главная | Статьи | Клуб | Форум | Интервью | Фотографии | Магазины | Ссылки | Рейтинг | Экипировка | Журналы | Новости
Словарь | Курорты | Барахолка | Барды | События | Фильмы | Фото-репортажи | Проекты | Чат | О проекте | Поиск

ЧАСТЬ 1

Перед тем как отправиться в путь.

Александров Николай.
e-mail:[alex_n_i@mailru.com]

А еще… Жизнь прекрасна тем, что можно путешествовать.

Издавна меня привлекало плато Путорана на севере Красноярского края. Сам я уже достаточно обошёл Приполярный Урал. И считая, что у меня уже достаточно опыта планирую сходить туда. Однажды собирался даже, но по определённым обстоятельствам это мероприятие сорвалось. Плану этому тогда не суждено было сбыться. Но наличие времени даёт подумать и трезво взглянуть на вещи. И вот я в очередной раз, подумав, задаю себе вопрос: "А готов ли я идти туда?" И тщательно изучив Полярный Урал, прихожу к выводу - есть не менее сложный регион, причём не менее красивый. Это район Полярного Урала - Войкарсыньинский массив. Причём рядом от города Печора, где я живу. Поэтому не надо ехать за тридевять земель. Это и явилось основной причиной похода. Страницы этого дневника, это дни жизни на суровом Полярном Урале, во время прохождения этого маршрута. Дни суровые, нелёгкие, и в тоже время - самые лучшие в жизни. Каждый из них своеобразен и неповторим по-своему. Ещё и ещё раз приходишь к выводу: Как мало мы знаем и ничего в своей жизни не видим!

Итак решено! Значит траверс Войкар. - Сыньинского массива Полярного Урала. Маршрут исключительно сложный и опасный. Тем более по нему не никакой информации, даже у Чернова, который исходил Урал в разных направлениях, о чём написал книгу "Походы в Печорские Альпы". Я должен пройти по Уральскому хребту от станции Полярный Урал до реки Кожим. Название моему походу Транс-Урал. Хоть и много дней у меня впереди, целый месяц, но успею ли, ведь знаю, что должен. Но чего не случается только, хоть бы ненастье не задержало, а со всем остальным думаю, справлюсь.… Такие вот тревожные мысли сопутствовали мне ещё на подготовительном этапе к этому походу. Да, страшновато идти одному в такой поход, а что поделаешь? У каждого из нас есть слабые стороны, и мы должны всю жизнь учиться преодолевать себя. "Отыщешь ты в горах победу над собой" - так поётся в песне Юрия Визбора. И это действительно так!

Дневник путешествия.

День первый: 8 августа 1989 года.

Поезд тронулся с места, начал набирать скорость и вскоре исчез за поворотом. Через пару минут шум его затих вдали, и меня окружила мёртвая тишина. Несколько домиков и ничего более. Вот она оказывается какая, эта станция Полярный Урал. Да, неуютно, кругом лишь голая тундра в окружении мрачных вершин Полярного Урала. Трудно поверить, что там дальше за горами, на берегу реки Обь есть цивилизация - город Лабытнанги. Меня почему-то охватывает щемящее чувство. Перевал рядом… хотя понимаю, это мне только так кажется. Расстояние в тундре обманчиво. Рюкзак получился всё же очень тяжёлый, около 40 кг. Смогу ли я пройти с ним через перевалы. Ко всему этому нет, почему-то энтузиазма, стремления идти вперёд. Что со мной не пойму? Целый год стремился, строил планы, и вот на тебе. Нет, как бы трудно не было, но я должен, на пределе сил и возможностей пройти этот маршрут. Пройти, во что бы то ни стало. Пытаюсь представить, что это, значит, пройти такой маршрут, и не хватает воображения. Больше всего, наверное, будут трудности на первом этапе. Это сложности с приготовлением пищи из-за отсутствия дров. Пожалуй, лучше не пугаться заранее, из всех ситуаций ест выход. А пока я засыпаю в палатке на берегу озера, прямо напротив станции. Ладно, утро вечера мудренее, посмотрим завтра.

День второй: 9 августа.

Вот, кажется, и всё, я готов к выходу на маршрут. Первая ночь в палатке, она оказалась немного прохладной. Сегодня день ожидается тёплый, ночью на палатке была роса. Заканчивая завтрак, укладываю рюкзак и поглядываю туда, на перевальную седловину, откуда течёт Собь. Как же я одолею его? Вес рюкзака почему-то пугает меня как никогда. Вчера я вышел на станции и почувствовал, как качает меня и как подгибаются ноги. Видимо меня 9 часов езды здорово расслабили и измотали. Пугает также проблема с костром, так как, судя по всему, дальше будет очень долго продолжаться горная тундра. А что дальше меня ждет, и представить не могу. Но идти надо. Надо хотя бы начать маршрут, что я и делаю. Первые шаги, они всегда нелёгкие, но что ж посмотрим. Я знаю одно, что если пройду перевал, то тогда уже пройду и дальше. Облегчать рюкзак за счёт продуктов мне не хотелось бы. Но вроде ничего, получается. Всё дальше и дальше я удаляюсь от железной дороги. Дома на станции становятся всё меньше и меньше. Такая одинокая и убогая она, как я далеко уже от неё отошёл, а гора рядом с перевалом так и не стала ближе. Путь идёт в гору, рюкзак хоть и даёт о себе знать, но пока терпимо. Правда, приходиться через каждые 15 минут отдыхать. Постепенно зайдя в долину реки Собь, вернее её истоков, вижу на другой стороне вездеходную дорогу, идущую вдоль берега. Выхожу на неё и продолжаю двигаться по ней. От обеда придётся, видимо, отказаться, дров для костра нет. Перевал мне так не взять, потому что я иду уже с 40 килограммовым рюкзаком 4 часа. Придётся остановиться и перекусить сухим пайком. Через час я снова тронулся в путь, и здесь на перевале увидел обилие сухих дров. Все условие для привала. Но что поделаешь, я не знал. Значит, проблем нет. Будет у меня костёр, горячий ужин и всё остальное. Вниз, под гору ноги несут быстрее, но уже ноет спина, и болят плечи. Встретившись случайно с человеком из Воркуты, который приехал сюда на рыбалку, узнаю, что здесь совсем недалеко есть балок, и там много народу. И действительно, ещё пройдя немного вдоль живописной реки, выхожу к нему. Предложение переночевать здесь, принимаю. Тем более, прошёл я уже 17 километров, пожалуй, не так мало на первый день.

День третий: 10 августа.

Ребята, с которыми я познакомился, оказались москвичами. Они приехали сюда отдохнуть и порыбачить. Кроме всего, они по профессии геологи, что позволяло им совмещать приятное время провождение с полезным делом. Сидя вечером у костра, я слушал их песни под гитару, весёлые с юмором. Сколько же всего этих песен у туристов? Многие я слышал впервые. На вопрос, чем они будут заниматься завтра, они ответили, что пока никуда отсюда не торопятся, и предложили мне подняться за компанию на гору, где велись разработки по добыче корундов. Можно поискать, может, что и найдётся. Я решил подумать. Утро, как назло выдалось до удивления жаркое и знойное. На небе ни облачка, совсем не ветра, жара около 30 градусов. Удивительно и непривычно как-то для этих мест. Налегке ходить и то жарко, где уж тут с моим рюкзаком идти. Придётся принять предложение, но вначале надо искупаться, так как я уже попробовал воду, и удивился какая она тёплая. Окунаюсь в кристально чистую воду… до чего ж здорово! Выхожу из воды и замечаю, что мне совсем не холодно, напротив, снова хочется в воду. Вновь прыгаю в воду, затем греюсь на солнце, итак несколько раз. Ловлю себя на мысли, что здесь совсем нет комаров, ни днём, ни утром, ни вечером. Вот ведь как здорово! Мне здесь начинает нравиться. После купания лезем в гору. Подъём метров 600, и мы меньше чем за час достигаем вершины. Вершина поражает, наверху ровное бесконечное плато. Но что удивило ещё больше, то это вездеходные дороги, горы металлолома, цистерны, балки, море досок и ящиков. Ну и поработали геологи, всё вокруг загажено. Здесь и компрессорные станции, электростанции - всё брошено. А я надеялся с первого дня оказаться в глуши. Долго бродили мы по шурфам, ничего не найдя. Ребятам всё же удалось после долгих поисков найти несколько кристаллов граната. Правда, кристаллы оказались очень мелкими и мутными, непрозрачными. Я же ничего не нашёл. Но мне простительно, они ведь геологи, а зверь, как и удача, - бежит на ловца.

Продолжил путь после семи часов вечера. Жара спала, и я думаю до одиннадцати ночи дойти до горы Чёрная. Эта уникальная гора сложена породой чёрного цвета, за что и получила своё название. Тогда как остальные окружающие её вершины рыжего цвета. Далее я должен свернуть на запад и через перевал выйти к реке Степрузь, и начать двигаться вдоль восточного склона Полярного Урала. Дорога хорошая, ноги сами несут по ней, но рюкзак пока не стал легче. Поэтому отдыхать приходиться через каждые 15 минут ходьбы. Проходя у подножия огромной горы, обрывающейся отвесным каром, замечаю на вершине, почти на краю обрыва, самоходную бурильную установку. Надо же - везде геологи. Удивляет то, как они её туда подняли, неужели она тоже брошена?

Постепенно приближаюсь к горе Чёрной, в этом месте река Макар-рузь выходит из окружения высоких горных хребтов. Впереди лишь небольшие увалы, поросшие лиственничным редколесьем. Отсюда начинается тайга, до этого места леса не было, и вот я, наконец, то ступил на границу леса. Остановился я перед небольшим живописным каньоном, планируя сфотографировать его завтра. Время как раз одиннадцать, но почему- то светло, просто сумерки. Видимо потому, что я за Полярным кругом. А в Печоре сейчас темно. Дров для костра набрал довольно быстро, благодаря геологам с ними здесь нет проблем, и разжёг костёр. Поужинав, стал укладываться на ночлег. Меня удивил ещё один феномен, небо ясное, но почему-то очень тепло, ведь это признак, что ночь будет холодной. Я в тайге замерзал в такие ночи, а в горах тем более, должно быть холоднее. Однако, пока здесь всё в угоду мне. Решаю не ставить палатку, буду спать под открытым небом. Стелю полиэтилен, кидаю поверх расправленную палатку, на неё кладу спальник, и, влезая в него, сразу отключаюсь.

День четвёртый: 11 августа.

Каньон оказался действительно очень красивым, в чём я убедился, пройдя по его борту, а также спустившись вниз, к воде. Правда, он оказался очень коротким, чуть больше 50 метров, но в размерах дело. У самого входа в него глубокая яма, куда с шумом, и пенясь по камням, вливается кристально чистая, с зеленоватым оттенком вода. Скальные стены до 10 метров встают над водой. Ну да ладно, красоты красотами, но надо собираться в путь. Впереди у меня ещё ох как много всего этого, ведь это ещё только начало. День сегодня опять жаркий. Наверное, придётся попотеть, но что поделаешь. Перед уходом решаю искупаться. И вновь чувствую необыкновенный прилив бодрости. Тем более, я так отдохнул сегодня ночью. Ночь была исключительно тёплой. После сна на свежем воздухе, как никогда хорошо чувствуешь себя. К сожалению, дома довольно часто просыпаешься разбитый, а то и с головной болью. А здесь действительно полноценный отдых, райские места, к тому же совсем нет комаров. Продолжая идти по дороге, я достигаю правого притока, текущего с перевала. Этот перевал должен вывести меня на берег реки Степрузь. К моей радости, туда тоже есть дорога. Идя по ней, я замечаю, чем дальше я удаляюсь в горы, с первого дня маршрута, тем красивей и живописней места. Горы уже манят. Да ещё так, что дух захватывает. Дорога идет, петляя, через небольшие лиственничные перелески, которые перемежаются с красивыми полянами. Леса здесь парковые, очень чистые. Вершины небольших сопок - гольцов, усеяны причудливыми каменными останцами. Одни напоминают фигуры каких-то странных животных. Другие - фантастические строения, башни, замки, грибы. Постепенно дорога поднимается на перевал, и вот я уже вижу долину реки Степрузь. Ещё несколько минут и я на берегу. До чего же изумительна вода, ещё более чистая, просто кристальная, такой я ещё не видел. Пью и не могу напиться. Решаю остановиться здесь на обед. Лесу здесь нет, но на берегу заросли ольхового стланика, поэтому проблем с дровами нет.

Пока обедал, около меня проехали два вездехода. Один я остановил и спросил у водителя, как там, куда ведут дороги, и есть ли там люди. Ответ немного ошеломил и обрадовал. Оказывается дороги эти, вдоль восточного склона Урала, тянутся достаточно далеко. Там работают люди, стоят буровые. Ну что ж, для начала это неплохо, даже лучше, чем я ожидал. Попробовал бы я с таким рюкзаком идти по кустам, без дорог, вряд ли бы я ушёл далеко. А глушь, я думаю, успею ещё встретить. Чем дальше я продвигаюсь по маршруту, тем становится интересней. И места то, какие! От мрачной и неприветливой местности в начале маршрута не осталось и следа. Такие вот контрасты. И рюкзак хоть и тяжёл пока, но уже не так давит на плечи. Снявшись с привала, продолжаю движение по дороге. Она идёт вдоль реки, вниз по течению. По моему берегу пологая тундра, сплошь поросшая ивняком. Но противоположный - крутой и живописный. Он порос лиственничным лесом, а наверху каменные гольцы с причудливыми останцами на вершине. Через некоторое время, река сворачивает в ущелье. Я продолжаю двигаться по дороге, которая резко сворачивает вправо, т.е. в противоположную сторону от реки. Спустя некоторое время, дорога, обогнув небольшую каменистую сопку, начинает спускаться к реке Хараматалоу. Наконец-то я ступил в настоящий, густой лес. Ещё несколько поворотов, и я выхожу к берегу реки. Вся долина реки поросла лиственничной тайгой, над которой возвышаются горы. Красота неописуема, такое ощущение, словно я на Приполярном Урале, а не за Полярным кругом. Вот и достиг я, наконец-то леса, ловлю я себя на мысли. Разжигаю костёр и ставлю палатку. Завтра будет новый день. Что принесёт он мне?

День пятый: 12 августа.

Пока я сидел на берегу реки и завтракал, любуясь живописной местностью, возле меня опять проехал вездеход. Я расспросил их, далеко ли ведут эти дороги, и есть ли дорога вдоль реки Малая Хараматолоу. Оказалось, что сейчас уже вдоль всего восточного склона Полярного Урала имеются дороги. Они проложены в разных направлениях, и Малая Хараматолоу не исключение. Ну что ж, это меня пока устраивает. Всех удивляет, почему я один. Когда говорю, что отдыхаю, они изумлённо восклицают: " Да разве здесь отдыхают?" В общем, люди, у которых работа связана с долгим пребыванием в тайге, меня понять не могут. Проходя возле слияния Большой и Малой Хараматолоу, вижу стоянки двух туристских групп. Прохожу по дороге мимо. Мне нет смысла к ним сворачивать - далековато. Дорога уводит меня на запад, и я продолжаю двигаться вдоль Малой Хараматолоу. Перед излучиной реки она переходит на другой берег, и я продолжаю всё так же двигаться по ней. Местность здесь не очень хорошая, много болот. Дорога идёт на некотором удалении от реки, спрямляя изгибы русла, как раз по болотам. С правой стороны от меня вздымаются вершины Полярного Урала. Слева невысокие, каменистые вершины гряды, которая носит название Горы Малый Урал. Достигаю притока Малой Хараматолоу, текущей с этих гор. Здесь, рядом с ручьём вижу удобную полянку, кто- то натаскал дров, выложил кострище. Как нельзя, кстати, думаю я. Значит пора пообедать. На другой стороне ручья, за болотом, вижу живописные останцы, на холме, поросшим лиственничным редколесьем. Сходить, что ли туда? Пока обедал, началось твориться что-то неладное. Солнце потонуло в какой-то пелене или мгле. Наступили сумерки. С чего бы это, вроде рано, ещё ни вечер. Багрово-красный диск солнца изредка показывался, там, где эта пелена была не такая плотная. Всё это выглядело немного зловеще. Словно приближение конца света. И когда стало ещё темнее, что исчезли из виду не только горы, но и холмы, находящиеся на расстоянии каких-нибудь полтора километра, я вдруг уловил запах дыма. Вот оно что, оказывается, где-то горят леса. Не знаю, докуда дошёл бы я сегодня, но, вдруг пройдя всего полчаса от места обеда, наткнулся на лагерь геологов. В лагере оказалось три человека, геодезист, повар и водитель вездехода. Самое первое они мне сразу рассказали про медведя, который здесь ходит. " Вы что, специально?" - спросил я их. " Нет, просто предупреждаем, что б знал" - ответили они. "Слушайте, тут туристов кажется больше, чем медведей по всему Уралу" - сказал я, напомнив им о том, что здесь всё истоптано людьми. И действительно, обилие следов самых разных размеров, говорит само за себя. Что здесь ходят целыми семьями, с детьми в возрасте семи-восьми лет подтвердили мне сами мои новые знакомые. Они идут до реки Танью и сплавляются по ней до реки Обь. За затянувшимся разговором они предложили мне остаться, так как у них уехали все на дальний участок, и мест пустых полно, так что переночевать не проблема. Сразу же позвали к чаю. Ну, надо же, подумал я, увидев, что они в лесу, где море дров готовят пищу на газовой плите.

День шестой: 13 августа.

В четыре утра, услышав голоса, и какой-то шум возле палатки, я понял, что хозяева встали. Выйдя из палатки, я спросил, всегда ли они встают так рано. На что они ответили, что как положено, в шесть часов утра. И до меня сразу дошло, я ведь забыл, что здесь местное время, и живу по московскому. Может по местному здесь удобней жить? Всё-таки я решил, всё равно не переводить стрелки своих часов. Если привык, пусть уж так и будет. В виду того, что встал рано, решил сходить и снять " вчерашние" останцы. Они превзошли все ожидания. С каждой стороны они смотрелись по-разному. Был тут и замок со шпилем, и нагромождения каменных матрацев. Я потратил на них половину плёнки в фотоаппарате, не в силах остановиться. Придя в лагерь, я попил чаю, и тронулся в путь. Дорога пошла по лиственничному редколесью на некотором удалении от реки, как и вчера. Только теперь уже по сухим местам, болота кончились. В одном месте она вышла к реке, и я увидел, до чего же красивы её берега. Постепенно лес стал редеть, и я вышел в голую тундру. Впереди и с боков только пологие холмы. Видимость опять плохая, поэтому гор не видно, хотя я иду вдоль них рядом. Я двигаюсь на запад, там скоро должна быть следующая цель моего маршрута - река Бурхойла. По ней я должен подняться до подножия гор, и там оборудовать лагерь на две ночёвки, чтобы сходить в радиальный маршрут на гору Пайер. От геологов я узнал, что отсюда никто не ходит туда, так как очень далеко и сложно подниматься. Тем более, я буду, значит один из немногих. Перед Бурхойлой встречается низина. Среди голой тундры она выделяется небольшой кучкой одиноких лиственниц. Это верховье ручья, впадающего в Бурхойлу. Здесь есть дрова и вода, в общем, то, что нужно для того, чтобы сготовить обед, что я и делаю. Вообще по тундре ходить сложно, нудно и тяжело. Пологие холмы сменяются один за другим, и кажется, нет этому конца. Мне везёт ещё, что есть дорога. Правда, уже не та, по которой я шёл вчера. По этой- уже никто года два не ездил, она вся заросла травой.

Бурхойла поражает своей необычностью. Я вижу среди голой тундры каменную реку, полосу голых булыжников, шириной 200-250 метров. Между ними струится вода. Так это и есть река? Пересекая её, на самой середине и вижу вполне нормальный поток. Далее русло реки разбивается на рукава, которые следуют один за другим. Так вот она какая, эта река, растекаясь на множество рукавов, она лишь в половодье течёт во всю ширину единым руслом. Двигаясь по руслу, прыгая с камня на камень, вижу попадающиеся во многих местах плёсы и ямы. Вот где рыбы то, наверное! Это по ней туристы сплавляются в Танью и далее по Вайкару в Обь. Я же иду вверх. Здесь на выходе из гор, прямо у их подножия, в месте слияния с рекой Лекхойла, я должен поставить свой лагерь. Приближаюсь к горам, тундра здесь хорошая, сухая, без кустарника. Поэтому идти легко, но пугает другое, нигде нет дров. Иду по тундре и собираю чахлые, засохшие, местами попадающиеся ветки карликовой ивы, можжевельника. Нет, на этих дровах я долго не протяну, что делать то? Ладно, поднимусь до слияния с Лекхойлой, а там видно будет. И вдруг, о радость! Какой счастливый момент, радостная находка. В месте слияния вижу брошенную стоянку геологов. На берегу стоит что-то вроде палатки, но ни домом, ни палаткой не назвать. Сооружение имеет каркас из брусьев, обтянутый рубероидом. Внутри печка, стол, скамейки. Правда, рубероид на крыше и с одного бока ободран. Заночевать в этом "доме", конечно, не возможно, но мне он и не нужен. Я в палатке себя чувствую как дома, сухо и тепло. Зато дров то сколько, за полмесяца не сожжешь. В ящике, закрытом металлическим листом, полно сухих, наколотых дров. Кроме этого, кругом брёвна, доски, брусья и ещё огромная куча каменного угля. Прямо напротив стоянки, на реке небольшая яма. Я впервые распаковываю спиннинг и пробую рыбачить. Вот это да! Едва мушка легла на воду, как я почувствовал сильный рывок. Огромного, более килограмма хариуса, удалось вытащить через несколько секунд. Кинул ещё раз, и снова повторилось. Но в этот раз рыбина сорвалась у самого берега. За пятнадцать минут четыре рыбины, каждая около килограмма, и шесть сходов. Такого в моей практике ещё не было. На Приполярном Урале хоть и много рыбы, но такого я ещё нигде там не видел. Да и здесь я, видя в первые дни похода на реках Макар-рузь и Хараматолоу, как люди теряют целый день, чтобы наловить ведро рыбы, не зажигался энтузиазмом пробовать рыбачить. А здесь приходиться напрягать силу воли, чтобы, поймав три-четыре рыбины, больше не рыбачить. Поймав, надо куда-то девать. Впрок ловить, рюкзак итак тяжёл. Всё это говорит, что ступил я на заповедную территорию, и рыба будет теперь, видимо, каждый день в моём рационе. Ох и вкусно, кажется ничего вкусней я не пробовал. И опять я, засыпая в палатке, ловлю себя на мысли, почему-то очень тепло, даже жарко. Сплю в расстегнутом спальнике. Всё-таки странно, ведь в горах нахожусь, на высоте 300 метров.

День седьмой: 14 августа.

Сегодня я иду на первое восхождение на моём маршруте, на гору Пайер. Это самая высокая точка Полярного Урала, и так же самая красивая вершина. Но погода не балует меня что-то. Проснулся и вижу, что всё вокруг потонуло в тумане. Местность окутана плотной пеленой облаков так, что видимость не более 20 метров. В такую погоду нет желания вставать даже. В палатке сухо, в спальнике тепло, так и хочется ещё вздремнуть. Нежась, словно дома в тёплой постели, понимаю, что не спать сюда пришёл, надо вставать. Пока позавтракаю, может проясниться. Не может быть, что бы это весь день продолжалось. И точно, заканчиваю завтрак и вижу, облака, окутавшие всё вокруг меня, начинают подниматься вверх. Уже видны контуры ближних от меня хребтов. Допив чай, встаю и трогаюсь в путь. Иду по долине реки Лекхойла, судя по карте, по ней надо идти до конца, а это километров 12, а потом ещё на восхождение два часа уйдёт - это минимум. Учитывая, что иду налегке, надеюсь за 5 часов достичь вершины. На возвращение планирую 3,5 часа. Таким образом, в восемь часов вечера я должен быть в лагере. Поднимаясь вверх, по долине вновь оказываюсь в сыром, холодном тумане. Впереди вижу озеро, которого почему-то нет на карте, хотя в длину оно метров 700, если не больше, и судя по всему, очень рыбное. Река здесь ещё достаточно полноводная, значит, рыба проходит сюда беспрепятственно.

Дальше, после поворота, долина сузилась, и пошла сплошная полоса каменных морен. Прохожу озеро за озером, одно суровее другого. Вершин, которые обрамляют долину, не видно. Видны лишь уходящие вверх, в облака склоны, обрывающиеся во многих местах отвесными стенами. Река бурным потоком мчит среди голых камней, во многих местах лежит снег. Суровость этого места поражает. Но вот, кажется, последнее озеро, причём, довольно внушительных размеров, около километра в длину. С двух сторон оно обрамлено отвесными стенами каров, и лишь в дальнем конце виден подъём, почему-то пологий. Иду туда, и вот ещё находка. Там, оказывается, ещё одно озеро, в нём плавает масса льда. Другой берег почти отвесно уходит вверх и теряется в облаках. Скалы здесь какие-то чёрные. Со всех сторон к озеру сползают ледники и снежники. Суровее места я ещё не видел. Пейзаж ещё более потрясает своей суровостью, повсюду смыкаются чёрные стены, уходящие в чёрную свинцовую тучу, повисшую над озером. Куда же теперь идти? Тут на несколько секунд, с правой стороны озера показался в разрывах туч гребень с седловины. Этого было достаточно, чтобы понять, куда надо двигаться дальше. Поднявшись туда, я вижу с этой седловины спуск на европейский склон Урала. Значит это водораздел, что-то вроде перевала, если можно так считать. Теперь, наверное, надо идти вправо, чтобы не проскочить мимо Пайера. И точно, начинается крутой подъём, который выводит неожиданно на гребень. С другой стороны его отвесная стена, да ещё какая! На Сабле ничего подобного я не видел, хотя Сабля считается самой отвесной вершиной Урала. Гладкие плиты уходят вниз прямыми отвесами, а местами даже с отрицательным уклоном в бездонную пропасть. Где-то далеко внизу шумит ручей, текущий с ледника. В плотной пелене облаков дальше 20 метров ничего не видно. Кидаю камень, стук его падения слышен через 7 секунд, потом минут 15 ещё слышен грохот падения его по склону. Кроме того, во многих местах гребень очень острый, представляет собой остро отточенную плиту, стоящую вертикально. Один край её отвесный, другой спускается вниз под уклоном 35-40 градусов. Подниматься выше, становиться страшно, почти ползком преодолеваю эти места. Подъём, кажется, бесконечным. Уже пятый раз я ошибаюсь, принимая за вершину очередной выступ гребня. А подъёму, кажется, нет конца. Когда же наконец-то? То и дело я натыкаюсь на отвесные уступы, на нависшие стенки с отрицательным уклоном, высотой по 5-6 метров. С трудом, где по расщелинам, где-то обходя, преодолеваю их. Вершина возникла неожиданно.… Ещё шаг и я ступил на ровное каменное плато. А я ожидал увидеть пик вроде как на Сабле. А где же вершина? Это и есть что ли? Пройдя немного вперёд, замечаю тур. Вот теперь всё ясно. Предо мной, как на ладони, виден западный склон, видна тундра, прорезанная в разных направлениях прожилками рек. Пайер рвёт облачный покров, поэтому позади него чистое небо. Правда, затем эти облака собираются снова. Поэтому над тундрой висит полоса облачности, в то время как надо мной ясное небо. На юго-западе видны вершины Полярного Урала, вдоль которых мне предстоит ещё пройти. Видно, как через них переваливают облака, как они клубятся в карах, образуя фантастические завихрения. Вид потрясающий, но чувствую, что прохладно, задерживаться нет желания. Подойдя к западному склону, вижу озеро Кечпельто, откуда все ходят на Пайер. Даже сверху видно, что подъём здесь гораздо проще. Меня удивляют собственные успехи. Ну и дал я! По наиболее сложному пути, да ещё в облаках. Сняв записки, и оставив свою начинаю спуск. Во время спуска облака немного разошлись, и я увидел то озеро, откуда начал подъём. Как оно далеко! Это я так высоко поднялся! Так вот, что это за стена! Оказывается эта чёрная стена, спускающаяся к озеру - юго-западная стена Пайера.

Возвращение было без приключений, если не считать того, что меня подмочил кратковременный заряд дождя. Он шёл 15 минут, но мне хватило, чтобы вымокнуть. Но пока я шёл до стоянки, то успел уже высохнуть. Пришёл, как и планировал, в восемь часов вечера. Сразу же кинулся ловить рыбу, пока не стемнело. Ловить долго не пришлось. В течение 15 минут у меня было восемь огромных (более килограмма) хариусов. В этот раз сходов почти не было.

День восьмой: 15 августа.

Сижу и пишу эти строки в палатке, под шум дождя. Погода в конец испортилась. Одно утешение, необыкновенно тепло. Сегодняшней ночью опять было жарко, и я спал полу раскрывшись. Утро такое же, как вчера, всё окутано плотной пеленой облаков, - дальше двух десятков метров ничего не видно. Действительно больше ничего не остаётся, как сидеть и писать дневник, что я и делаю. Тем более льёт дождь. Слушая его шум за стенами палатки, ловлю себя на мысли, какое прекрасное у меня убежище от непогоды. А ведь всё так и есть, палатка теперь единственный мой дом, на всём моём долгом пути. Всё это, особо начинаешь понимать и чувствовать, именно в такую погоду, когда без неё замёрз бы и вымок. Ну вот, дождь, вроде кончился, пора собираться. Потом, вечером продолжу.

Сегодняшний переход, в виду того, что поздно вышел из-за непогоды, был коротким. Выйдя в час дня, я прошёл вдоль подножия массива разделяющего долины рек Бурхойлы Левой Пайеры. Шёл вдоль полосы каменных осыпей - курумов, по верху. Внизу отлично было видно предгорную тундру и реку Бурхойлу, которая течёт, петляя по ней до слияния с Танью, вдоль Уральского хребта. Дальше, за рекой, лесистые увалы с кое-где голыми вершинами, это гряда Малый Урал. Сегодня планировал пройти до реки Левая Пайера, но немного не уложился, помешало одно непредвиденное обстоятельство. Когда мне оставалось совсем немного, из-за горы вдруг выползла чёрная, туча и начался ветер, усиливающийся с каждой минутой. К тому времени, как начало темнеть, он достиг такой ураганной силы, что не было и речи пытаться разжечь костёр и поставить палатку, хотя здесь уже появился лес. Я уже не знал что делать, как удача улыбнулась мне вновь. Я увидел передвижной вагончик - балок. Он, правда, оказался без крыши, да и пола не было. Но в такую погоду, и это счастье. Я внутри него поставил палатку и разжёг костёр. Ветер свирепел с такой силой, что стены балка прогибались при каждом очередном его порыве. Так я и заснул, под шум ветра, и просыпаясь ночью, ещё и ещё раз убеждался, что он и не думает затихать.

День девятый: 16 августа.

К утру ветер, хоть и не затих, но значительно ослабел. Видимость стала очень хорошей, ни тумана, ни дыма от пожаров. Вспоминаю, что вчера пересёк линию Северного Полярного круга. Вчера из-за погоды, как-то и не вспомнил про это. Сегодня, продолжив движение в заданном направлении, выхожу к Левой Пайере. Река достаточно полноводна. К тому же достаточно холодно, дует северный ветер. Всё это не вызывает оптимизма осуществить переправу вброд в первом попавшем месте. Но всё-таки удалось найти место, чтоб перейти её по камням, не намочив ноги, но на это, правда, ушло около получаса. Поднявшись на пологий перевал, выхожу к озеру. Это озеро находится на перевале между реками Левая Пайера и Пайтовис. Надо отметить, что я нахожусь сейчас в весьма интересном районе, названном Пятиречье. Здесь пять рек, а именно: Хойла, Лагорта-ю, Пайтовис, Левая Пайера и Бурхойла, сливаясь почти в одном месте, рождают реку Танью. Я уже говорил о том, что здесь проходит весьма интересный маршрут, и что обилие туристов в этих местах связано с этим маршрутом. Целыми семьями, каждые два-три дня здесь идут группы туристов, чтоб выйти на Бурхойлу и закончить сплав на Оби. Ну ладно, я отвлёкся. Этот маршрут, я думаю, ещё успею пройти, и не в одиночку. Спустившись к реке Пайтовис, вижу, до чего же она красива. Левый берег, поросший лиственничным лесом, плавно спускается к реке. На берегу ровные поляны в окружении больших раскидистых лиственниц. Вдоль правого берега скальная стенка высотой до 10 метров. До чего же изумительно. Вот, где место для стоянки, да такое красивое, что не хочется уходить. Пообедав, покидаю это гостеприимное место и иду дальше. Ветер почти стих, на небе ни облачка. Впервые за столько дней, воздух исключительно чист и прозрачен. Горизонт просматривается очень далеко. Пересекая очередной водораздел, иду к реке Хойла, к подножию высотки 610 метров. Вокруг меня, всё тоже лиственничное редколесье. Кругом обилие небольших озёр самых разнообразных размеров. Одним словом парк, да и только. Местность повышается. Оглянувшись назад, вижу изумительную картину. Вдоль всей Левой Пайеры, по левому берегу тянется отвесная стена. Наверху же изумительно ровное плато. Эти горы чем- то напоминают плато Путорана. Чуть северней встаёт своей громадой Пайер. Хорошо видно, как он на порядок выше всех горных хребтов окружающих его. Долго смотрю на это зрелище не в силах оторваться. Солнце уже клонит к вечеру, и я планирую, спустившись к Хойле, заночевать на её берегу у верхней границы леса. Завтра сложный, (в отношении мест ночлега - может не быть дров) день. Я должен пройти вверх по долине Хойлы до озера Верхняя Хойла, а оттуда через перевал к массиву Хордьюс. В этом красивейшем массиве имеется острый, почти правильный пик, который виден от станции Сивая Маска, за что некоторые туристы сравнивают его с Монбланом. Мне ещё предстоит узнать, что это за гора. Но это ещё даже и не завтра. А сейчас, спустившись к реке, я иду к верхней границе леса, она уже рядом. Вдруг я чувствую запах дыма… вот так встреча! Туристы, их оказалось шесть человек, и опять москвичи. Они так же, как и я не ожидали здесь кого-либо встретить, чем и радостней была встреча.

Встреча, подобная этой - одна из немногих. Редко встречаются, схожие по взглядам и по духу люди, до такой степени, что мысли и взгляды совпадают. Единственное, они удивились, почему я один, на что я ответил, что это иногда тоже бывает необходимо. Меня встретили, можно сказать, с такими объятиями - как родного, как будто они меня только и ждали. Я не успел к ним ещё приблизиться, как, увидев меня, они бросились навстречу. Все, кроме двух девушек, они поприветствовали меня, когда я был уже приглашён к костру. Действительно, нам было о чём говорить. И мы поняли, что нужны друг другу с первых минут знакомства. Ребята эти оказались студентами. Сейчас они на последнем курсе. Туризмом занимаются давно. Были на моей родине - в Карелии. Это там я вырос, получил любовь к странствиям и закалку. То, что они прошли там по моим местам (где я бывал неоднократно), мне было вдвойне приятней за них. Мне очень понравилось их снаряжение. Особенно палатки с тентом, весом не более 300 граммов. Они давно, оказывается, сами шьют снаряжение. Можно позавидовать их рюкзакам, хорошо подогнанным. Они хорошо сидят на спине, не тянут назад. В этом отношении мой рюкзак гораздо хуже. В свою очередь они взяли у меня консультацию, каким путём дальше лучше идти. Я показал по карте и рассказал подробно весь свой пройденный путь и рекомендовал воспользоваться им. Они идею эту приняли. Особенно понравились им мои карты. С этим у них проблема, ходят обычно по схемам, грубым выкопировкам, где много неточностей и нет многой информации.

Вечер уже догорал. Подкрадывалась темнота. В тесном кругу мы сидели у костра. И снова, как всегда, у туристов, звучали туристские песни. Ребята играли на гитаре, а девушки пели. Я был заворожён их пением. До чего же красиво! Я и раньше слышал много песен, в исполнении туристов, но такое исполнение, которое зачаровывает, я ещё не слышал. Таким был этот угасающий день.

День десятый: 17 августа.

Ранним утром, пока все спали, и только дежурный возился у костра, готовя завтрак, я решил сходить, наловить им рыбы. Тем более я понял, опыта в этом деле у них маловато, и если они до сих пор ничего не поймали, то, поймают ли ещё? Они даже спросили: " Что, разве на такой мели есть рыба?" Сказав им, что рыба здесь везде, даже напротив их стоянки, я закинул спиннинг. К их изумлению, я на их глазах вытащил одного за другим четырёх хариусов. За тем, найдя ещё одну ямку, вытащил оттуда ещё трёх. " Надеюсь, вам хватит?" - спросил я. "Конечно, хватит" - ответили они мне. Собрались и тронулись в путь мы почти одновременно. Они - туда, откуда пришёл я, я - откуда пришли они. Это вверх по долине Хойла. Идя вдоль реки, вижу заманчивые глубокие ямы. Вот, где рыбы то, наверное! Распаковываю спиннинг и пробую рыбачить. Едва мушка упала на воду, как я почувствовал сильный рывок. Рыбина ушла, сверкнув жёлтым брюхом. Цепляю блесну. И тут началось! Один, второй, третий.… Ни разу блесна не приходила пустой. И рыбины все более килограмма. Когда закинул восьмой раз, вдруг почувствовал что-то особенно тяжёлое. Подведя к берегу, увидел огромного хариуса. Когда стал выбрасывать его на берег, удилище с треском сломалось, как раз у соединительного колена. Рыбина оказалась почти в два раза больше своих сородичей, килограмма два, если не больше. Рыбалку на этом пришлось закончить. Я и так поймал, за два дня не съесть. Да и со спиннингом теперь надо что-то делать. Хорошо хоть рыбина не ушла. Пока я чистил ту рыбу, что поймал, начался дождь. Вот она, ещё одна неприятность. Но к счастью, он продолжался недолго и я не успел намокнуть. Двигаясь по долине Хойлы, всё дальше ухожу вглубь горного хребта. До сих пор я шёл по восточному склону, а сейчас предстоит перевалить на западный склон Урала. Долина достаточно широкая, более километра. Борта долины довольно крутые и высокие. Леса здесь нет, но вдоль вездеходной дороги, идущей по ней, часто попадаются брошенные стоянки геологов, где всегда есть дрова и даже уголь. На одном из таких мест я обедаю.

День близиться к вечеру. Местность стала необычайно суровой. Достигая первого большого озера, оставляю его позади и иду дальше. За озером сразу вижу красивейшую, отвесную скальную стену. Высота её около 300 метров. При этом до самого подножия она абсолютна вертикальна. Фотосъёмку уже делать бесполезно, стемнело. Пересекая водораздел, вижу на нём два маленьких озерца. Скоро должно быть озеро Верхнее Хойла, конечная цель сегодняшнего дня. Уже достаточно стемнело. Впереди на небольшом пригорке вдруг вижу что-то вроде балка или домика. Подхожу ближе, тьфу ты, так это же огромная цистерна. Предо мной впереди раскинулось огромное водное пространство. Другой берег виден едва различимой ниточкой. Неужели это озеро такое огромное? Опять приближается дождь. Срочно ставлю палатку, и закрепляю на ней, как следует тент. Хорошо хоть дров много, разжигаю жаркий костёр, ужинаю и ложусь спать.

День одиннадцатый: 18 августа.

Насчёт того, чтоб безмятежно спать, не тут-то было. Неожиданно поднявшийся ветер накинулся на палатку с такой яростью, словно задумал, во что бы то ни стало, свалить её и смять. Хорошо, что оттяжки я всегда закрепляю на совесть, как можно крепче. Да и тент прижат к самой земле, и края его закреплены камнями. Он не смог сорвать его, но навалился на палатку с такой силой, что стойки, как ни крепки были оттяжки, ходили ходуном. Беспокоясь за тент, я всё же вышел из палатки. И точно, одна стойка своей верхушкой уже проткнула тент. Пришлось смещать тент в сторону, и, закрепив его снова, подложить под стойки сложенные в несколько раз полотенце и футболку. Уж если сейчас проткнёт?! После чего залез и зажёг свечу. Пламя даже не колыхалось, хотя снаружи свирепствовал ветер. Но что ж, такая герметизация меня более чем устраивает. Ветер так и не затих. Он свирепствовал всю ночь. Просыпаясь, несколько раз, я переворачивался на другой бок и снова засыпал. Несмотря на непогоду, мне в палатке было достаточно уютно и тепло.

Утром, позавтракав, снимаюсь со стоянки и продолжаю путь. Сегодня начинается самая сложная часть маршрута. Впереди первый сложный перевал, который я должен пройти с полной выкладкой. Фактически я должен подняться на плато, на высоту 1000 метров. Через этот перевал у меня лежит путь, в ещё подобную этой, сквозную долину, в истоке реки Большая Лагорта. Оттуда я должен выйти к массиву Хордьюс, чтоб сделать второе восхождение на маршруте. Правда можно было бы и не идти через перевал, но тогда получается лишь небольшой круг. Озеро, действительно, оказалось очень большим. Вплотную подступившие к нему горы уходили вершинами в облака. Я шёл вдоль него довольно долго, почти час. Впереди показалась долина реки, по которой я должен подняться к перевалу. Ухожу от озера влево и по борту долины, прижимаясь ближе к горам, чтобы меньше было подниматься в конце, иду вверх по долине. Внизу, вдоль реки замечаю вездеходную дорогу и лагерь геологов. Можно было бы заглянуть, но я, не зная об этом, отрезал себе туда путь, слишком высоко забравшись вверх и далеко уйдя от реки. Заглянуть туда, значит потерять время.

Постепенно подъём стал круче. Отсюда открывается панорама на весь горный массив, который я пересекаю. Это красивейшие остроконечные вершины и отвесные кары. Это с северо-западной стороны, а с юго-восточной стороны ровное плато с отвесными каровыми стенами во многих местах. Поднялся к высокогорному, каровому озеру, от которого надо преодолеть ещё один подъём. Я уже достаточно устал и не знаю, преодолел ли бы перевал? Скорее всего, преодолел бы, деваться всё равно некуда, но тут появилась возможность попить чай. На озере нашлись доски и прочий мусор, кто их сюда принёс неизвестно, видимо геологи делали здесь какие-то работы. После чая со сгущёнкой рюкзак стал казаться даже легче. Последние метры… и вот я на абсолютно ровном, безжизненном каменном плато. Поражает то, насколько здесь сурово. Оно тянется очень далеко, и многие долины рек просто незаметны с расстояния даже 500 метров, настолько они узки. В этом я убедился, пройдя совсем немного по плато и уткнувшись в один из таких каньонов. Когда стоишь на нём, кажется, нет ему конца и края. Куда идти неизвестно. Пытаясь определить место своего нахождения, достаю компас и карту. Когда подхожу к предполагаемому месту спуска, то вижу, что спуска здесь нет. Вместо него отвесная стена около 300 метров. Внизу вижу долину, куда мне надо спуститься. Тоненькая ниточка реки и озёра кажутся игрушечными. Значит, я всё-таки заблудился. Быстро начинает темнеть. Я не хотел бы здесь оставаться. Кажется, надо пройти немного назад, что и делаю. И точно, там есть хотя и крутой, но спуск. Начинаю осторожно спускаться, а тут ещё, как назло, дождь. К счастью, он через несколько минут прекратился. Когда я преодолел крутую часть спуска, уже совсем стемнело. А я всё шёл и шёл, не чувствуя ног, потому что не было иного выхода. Ведь здесь даже палатку не поставить, сплошные камни. Скалистый каньон, по которому я шёл, всё же вывел меня к 10 часам вечера в долину, к берегу озера. И опять голая тундра и, разумеется, нет дров. Всё ясно идти дальше нет смысла, я и так много сегодня прошёл. Ставлю на берегу озера палатку, натягиваю тент. Пришлось потаскать камни, чтобы закрепить его. Беру 3 сухарика, 7 кусочков сахара, запив всё это водой, укладываюсь спать. Так хочется больше, но впереди ещё 20 дней, и об этом надо помнить. Засыпая в палатке, я вдруг увидел, как на неё, в течении 2-3 секунд, вдруг наползла тень, и стало совсем темно. Вскочив и произнеся вслух: "Что такое", я выглянул наружу. Всё та же тишина и ни души. Неужели от переутомления? Или мне это приснилось? Так я не понял, что это было. Но в памяти засело это у меня крепко и надолго.

День двенадцатый: 19 августа.

Проснулся утром довольно поздно. Сказалось вчерашнее утомление, и никак не выходит из головы ночной случай или видение, в общем, сам не знаю что. Теперь мне, видимо, не суждено понять, что это было. Мысль о том, что надо сниматься со стоянки и трогаться в путь голодным, не позавтракав, не прибавляет оптимизма. Но что поделаешь, в любом случае надо идти до первого места, где есть хоть какое-то топливо для костра. У меня такое чувство, что началась полоса серьёзных испытаний. Выйдя из палатки, прихожу к неутешительному выводу: "А снаружи то холодно!" В палатке действительно гораздо теплей. Но как не хотелось бы вновь залезть в тёплый спальник, понимаю, что это не лучший вариант. Быстро снимаю лагерь и трогаюсь в путь. Вездеходная дорога оказалась на другой стороне озера. Пройдя по ней всего лишь час, я достиг следующего озера, находящегося в истоках Большой Лагорты. На берегу стоял балок. Ловлю себя на мысли, как же всё это вовремя, имея в виду, до чего же я всё-таки голоден. Развожу костёр, срочно готовлю завтрак. Пока завтракал, отдыхая и любуясь живописными горами, окружающими озеро, как вдруг вновь почувствовал уже знакомый запах дыма. Через некоторое время вновь всё окутало дымом, и видимость уменьшилась до 200 метров. Удивительно, но пожар этот до сих пор продолжает где-то гореть. После обеда, или как там, завтрака - всё перепуталось, продолжаю двигаться вдоль реки Большая Лагорта вниз по её течению. Вчера я был в Европе, а сегодня уже вновь в Азии, планирую дойти до её правого притока и оттуда совершить радиальный выход на гору Хордьюс, главную вершину альпийского массива, видного со станции Сивая Маска. Какое же было моё удивление, когда спустившись в долину до отметки 200 метров, я не нашёл там не то, что леса, но и кустарника. Кругом, насколько видит глаз, до самого горизонта одна лишь ровная, заболоченная тундра, со скоплениями небольших термокарстовых озёр, и поросшая чахлой травой. Понимаю, что дела плохи, заночевать здесь явно невозможно. До границы леса спуститься также нереально, даже не видно, где она. Подумав немного, решаю всё же идти вверх, по долине правого притока, в надежде найти что-нибудь. И ведь надо же, кустов, которыми обычно всегда полна тундра и то нет. Старания мои всё-таки не пропали даром. Пройдя некоторое время, мне удалось обнаружить возле двух маленьких озерков, возле торфяных холмиков, небольшие заросли ивняка. Их совсем мало, но приготовить пищу много и не надо. Решено, здесь ставлю лагерь. Тем более, сейчас кажется, может пойти дождь. Это я вижу по свинцовым тучам, сгущающимся надо мной. И точно, едва я успел поставить палатку, и занялся уже было костром, как начал накрапывать дождь. Действительно, как всё вовремя! И тут же прихожу к выводу - не совсем. Мне ведь надо ещё готовить ужин. Решил сварить оставшуюся рыбу. Сколько можно нести её, всё не соберусь. Кинув две рыбины в котелок, предварительно порезав их на части, третью пробую сырой. " Да это же деликатес" - ловлю себя на мысли. И действительно, нежный свежесоленный хариус, просто тает во рту. Пока расправлялся с рыбой, варёной и солёной, дождь зарядил как из ведра. " А вот этого не надо бы!" - говорю я сам себе, и думаю: "Как же чай то приготовить?" Выхожу из палатки и вижу, костёр почти погас. Подбрасываю в него веток, но они все мокрые и не горят. Пытаюсь разжечь их, усиленно раздувая огонь. Ох, если бы кто меня видел сейчас, то вряд ли он позавидовал мне. Я весь мокрый с головы до ног, глотая горький дым, весь в саже и пепле, раздуваю костёр, накрыв его от дождя своим телом. А дождь хлещет мне по спине и не думает затихать. Да жутко тяжело в такие минуты, но что поделаешь. Зато наградой за всё это, был горячий чай. Я пил его с наслаждением, сидя в сухой палатке, сняв с себя всю одежду и забравшись в тёплый спальник. Мне было не то, чтобы тепло, даже жарко. А снаружи, не прекращаясь на минуту, хлестал дождь. Но теперь я для него был недосягаем.

День тринадцатый: 20 августа.

Дождь так и шёл всю ночь. Он то затихал, то вдруг барабанил по крыше палатки с новой силой. Просыпаясь ночью два раза, я это прекрасно слышал. Он продолжился также и утром, даже и не думая затихать. В такую погоду особенно неохота вставать, но у меня сегодня ответственный день. Я должен подняться на гору Хордьюс. Решаю, что нужно всё-таки позавтракать и ждать момента, дождь может и прекратиться. Стоит ли ещё раз рассказывать о моих страданиях, связанных с костром? В этот раз я только, разве что вымок меньше. Догадался накинуть на себя плащ-накидку, поберечь себя. Костёр в этот раз вёл себя довольно странно. Дождь идёт, он горит, дождь прекращается, он гаснет, в общем, всё наоборот. Чтобы это понять, самому надо побывать в безлесье, да ещё в плохую погоду. Но в этот раз всё же, к своему удивлению, я довольно быстро приготовил завтрак. Когда я в 9 часов утра допивал уже кофе, то вдруг заметил, что дождь больше не барабанит. Выглянув из палатки, увидел, что небо начинает очищаться от, туч и гора Хордьюс открылась во всей своей красе. Спешно собираюсь и трогаюсь в путь. Отойдя немного, оглядываюсь назад. Моя палатка, стоящая единственным живым островком среди безмолвия горной тундры, смотрится довольно уютной. Долину прохожу за два часа и подхожу к подножию горы. Здесь меня опять подстерегает дождь, но я предусмотрел по опыту восхождения на Пайер и это. Вынимаю из кармана плащ-накидку и продолжаю движение. Дождь вскоре прекратился. Поднимаясь вверх по склону, замечаю, что подъём достаточно пологий, но очень затяжной. Его можно сравнить с подъёмом на гору Тельпозис. Начался гребень. Приближаясь к нему, и… " О диво!" В огромном каре озеро. Вся его поверхность, это нагромождение айсбергов. Глыбы льда толщиной до 3-4 метров застыли неподвижно в воде в разных позициях. Причём, лед, какого- то зеленовато-голубого цвета. Кар с этим озером находится от меня справа по движению, слева открывается панорама всего хребта массива Хордьюс. Он чем-то очень похож на Саблю. Северо-западные склоны, а в некоторых местах и восточные, обрываются отвесными стенами. Многие вершины имеют остроконечные пики. Отчётливо просматривается европейский склон. Вид почти такой же, что и с Сабли. Только вместо тайги здесь, до самого горизонта, насколько хватает глаз абсолютно ровная тундра. Видны нити рек, озёра. Над ней завис фронт кучевых облаков. У меня над головой ясное небо, а в Азии плотная пелена слоистых облаков, видимо это дождевой фронт. Двигаясь по гребню, наконец-то, достигаю вершины. Это небольшой пятачок, от которого в две стороны идёт пологий спуск, а в две другие (северо-запад и северо-восток) почти отвесная стена. Нахожу записку группы туристов из Донецка. Она датирована августом 1985 года. Уже хотел спускаться, как вдруг с близ лежащего гребня сошла туча, и моему взору открылся удивительной красоты пик. Вершину его венчает скальная башня, с каким то сооружения на вершине. С одной стороны он отвесно обрывается в тот же кар с озером, что и гора Хордьюс. По высоте он так же явно не уступает горе Хордьюс на которой я стою. Этот пик так и манит к себе. Похоже, это он виден со станции Сивая Маска. Во мне появляется азарт, во что бы то ни стало подняться на него, и я решаю рискнуть, хотя догадываюсь, что это будет непросто. Спуститься с Хордьюса и подняться на него оказалось действительно чрезвычайно сложно. Вспомнил, как я поднимался неоднократно на Саблю и поймал себя на мысли, что там всё же было легче. Здесь сплошные отвесы чередовались с подвижными осыпями, скользкими сырыми камнями, поросшими мхом, да ко всему ещё длинными участками (10-15 метров) гладких наклонных, под 40 градусов плит. Достигнув вершины, я увидел, что поднялся опять (как и на Пайер) по наиболее сложному пути. Судя по записке, туристов из Свердловска, которую, я обнаружил здесь, пиком этим оказалась гора Скалистая. Вот это находка, а я думал- гадал, где же эта гора может быть. Оказывается она в одном массиве с Хордьюсом и даже обрывается в один кар. Оставляю свою записку, привязав её к останкам стоящей на вершине металлической вышки, и спускаюсь обратно, проделывая тот же путь. На обратном пути меня вновь подстерегает дождь, да ещё со шквальным ветром. Даже накидка не спасает. Он сопровождает меня почти до лагеря. Я обрадовался, уже было, что он затих, но только собрался готовить ужин, как он зарядил с новой силой. Прошёл час-второй, а он и не думал прекращаться. Погода словно взбесилась, испортилась окончательно. Никогда ещё мне не было так тоскливо на душе. Я заметил, что начинаю впадать в уныние. Дождь явно действует мне на нервы. Ну, а как же иначе? Представьте себе. Уже третий день я сижу в этой палатке, затерявшейся среди голой тундры, под непрекращающимся дождём, где нет даже дров для костра. Об ужине можно и не мечтать, так как кустарник насквозь промок и его не разжечь. Чувствуя, что начинаю замерзать, раздеваюсь и залезаю в спальник, в нём хоть тепло. Сижу и под шум дождя продолжаю дописывать эти строки. Заметив, что уже достаточно стемнело, посмотрел на часы. Время 9 часов вечера. Надо бы поесть что ли. Зажигаю свечу и ужинаю при её свете всухомятку. Два сухарика и семь кусочков сахара, таков сегодняшний ужин. Дописав последние строки сегодняшних впечатлений, задуваю свечу и засыпаю под монотонный шум непрекращающегося дождя.

День четырнадцатый: 21 августа.

Ночью дождь прекратился, ветер разогнал тучи, и подморозило. Вся скопившаяся после дождя сырость дала о себе знать, я ужасно замёрз. Переход, планируемый на сегодня, по протяжённости незначителен. Я должен сняться с этой стоянки и перейти в долину Малой Лагорты, это относительно рядом, за пол дня можно успеть. Оттуда предстоит один из самых сложных переходов. Я должен обойти с запада Каровый массив. Этот массив почти весь в Азии. Поэтому я буду идти очень долго по водоразделу, и границу Азия - Европа пересеку дважды. Я должен по реке Малая Лагорта, подняться почти до истоков, выйти на реку Пага (это уже европейский склон), и пройдя на плато, снова спуститься в Азию, в истоки реки Погурей, чтоб далее следовать по ней. У меня предчувствие, что это будет самая тяжёлая часть маршрута. Пугает ещё то, что перевал, из - за непогоды, затянут плотной пеленой облаков. Но это завтра. А сегодня я подготавливаю трамплин для этого перехода. Погода, конечно, испортилась основательно. Пока я собирался, небо снова затянуло тучами. Дождь настиг меня на перевале. Перевал совсем несложный и я, невзирая на дождь, продолжаю идти. К счастью, он вскоре прекратился. Шагая вдоль реки по камням, я то и дело замечаю в последнее время обилие золотого корня (Родиола розовая). Он появился совсем недавно. Впервые, я увидел его, когда ступил в долину Большой Лагорты, до этого его не было. Значит, климат здесь мягче, правда, сейчас этого не чувствуется. Спускаясь в долину Малой Лагорты, вижу, что здесь местность гораздо живописней и веселей. С севера долину загораживает высокий массив, на его крутых, очень красивых склонах растёт лес. Правда, он достаточно редкий, но это уже не тундра с болотами, и мерзлотными озёрами, откуда я только что пришёл. Здесь сухо и настолько всё красиво, что вмиг поднимается настроение. А тут ещё один сюрприз. Я не могу поверить.… Нет, я не ошибся. Там, куда я как раз держу свой путь, виден дым костра.

Мы быстро познакомились. Мои новые знакомые были удивлены не меньше меня, что встретили здесь человека. И, конечно, радости их, так же как и моей не было конца. Ещё бы! Они шли пять дней по тундре к горам и за эти дни никого не встретили, а тут, решив, уже окончательно, что встреч с людьми, видимо, не будет, вдруг находят меня. Хотя, кто для кого большая находка, это вопрос спорный, скорей они для меня. Но всё-таки, какой интересный подарок судьбы, в том, что пути наши пересеклись в середине маршрута. Их пятеро. Дальнейший путь у них - это сплав по Лагорте и Вайкару до Оби. А у меня ещё впереди труднейший и опаснейший маршрут. Конечно, они были удивлены моим маршрутом, тут группой то сложно и рискованно, а я один. У них оказался прекраснейший бальзам, которым мы отметили наше знакомство. Записка, которую я снял с вершины Хордьюс, привела их в восторг. Оказывается, они знают руководителя этой группы, так как они с этого же тур клуба. Ребята эти, в отличии, от меня, остановились здесь ненадолго, только лишь пообедать. Я же собрался здесь ночевать. На прощание мне была сказана масса самых добрых слов, пожеланий и наставлений. "Чтоб обязательно дошёл до конца и не свернул на полпути"- сказали они мне. "Вы вливаете в меня новые силы"- ответил я им. Видимо, действительно, судьба послала мне эту встречу, перед самым сложным и опасным участком пути. Всё это ждёт меня завтра. Они же, покидают меня сегодня, беря на прощанье мой адрес. Им очень хочется узнать финал моего путешествия. Пока занимался обустройством лагеря, вновь пошёл дождь. Однако, я успел всё во время. Теперь я, лёжа в палатке, дописываю эти строки. Хорошо хоть, что здесь достаточно тепло и уютно. А погода совсем взбесилась. Дождь вновь, как из ведра льёт, не прекращаясь. Когда же, наконец, это кончится? Я так устал от ненастья.

День пятнадцатый: 22 августа.

Утро ничем меня не обрадовало. Небо сплошь задёрнуто тучами и не одного просвета. Там, в верховье Малой Лагорты, куда я должен идти, всё погружено в белую пелену низко висячих облаков. " Ну, ладно, с богом!"- говорю я самому себе и трогаюсь в путь. Дождь, как всегда, начался спустя час, как я отошёл от стоянки. Продолжаю идти под дождём. Через два с половиной часа достигаю верховьев Лагорты. Местность вокруг без изменений, безжизненная, унылая тундра. Но вдруг, в самом верховье реки, обнаруживаю красивейший каньон, длина его около 1,5 километра, при глубине около 30 метров. Стены его отвесны. Река мчится в нём, зажатая чёрными скальными стенами, мечась из стороны в сторону, образуя мощные пороги, многие с водопадными сливами. И это среди абсолютно ровной тундры. Наконец каньон кончается, и река уходит в сторону, вправо. Я же продолжаю движение на юг. Видимость, вообще, упала до 50 метров. Судя по всему, я пересекаю Европейский водораздел, и должен выйти на реку Пага. Заряд дождя хлынул с новой силой, видимость упала до двух десятков метров. Но я не замечаю ничего. Я так разогнался с рюкзаком за плечами, что перестал даже чувствовать дождь. Однако мысль как бы не заблудиться в этом тумане, всё же пугает меня. Справа, вижу какой- то пологий холм. Прохожу вплотную под ним, и, поднявшись, немного по его склону, выхожу на берег большого, круглого озера. Дождь вновь прекратился и сейчас всё видно. Сверяюсь по карте. Так и есть, это озеро на Европейском склоне, из него вытекает правый исток Паги. У неё есть ещё и левый исток. Облака чуть приподнялись, и я сейчас даже вижу его долину. Он немного впереди. Течёт он, судя по карте, из целой системы озёр. Делаю на берегу озера десятиминутную передышку. Кругом плавают стаи уток, поодаль от меня пьёт воду олень. И никто не обращает на меня внимания, даже странно как-то. Левый исток оказался бурным и глубоким, вброд не перейти. Иду по нему вверх. Достигнув места, где он разветвляется, перехожу его. Но по какому пути сейчас идти? В той стороне, откуда течёт этот приток, уходят в облака чёрные стены с белыми пятнами снежников. Там мне явно не пройти, тем более всё задёрнуто облаками. По карте видно, что один из притоков этого истока Паги, вытекающей из маленького озерца, ближе всего подходит к верховьям реки Погурей. Чтобы не заблудиться в тумане, решаю идти по нему. В облаках, в условиях ограниченной видимости, время теряет свой обычный ход, и трудно оценить пройденное расстояние. Поэтому два километра по карте мне показались целой вечностью. Кроме всего этого, падение ручья оказалось довольно большим, и мне пришлось всё время идти в гору. Сам ручей оказался довольно живописен. Его русло, это целые каскады небольших водопадов, сменяющиеся на пологих участках булыжной мостовой, где между камнями струится вода. А вот и озеро. Пелена облаков, окутавшая меня, здесь оказалась настолько плотной, что на расстоянии 10 метров, с трудом можно было различить предметы. Поэтому берег озера и его поверхность мне показались спуском вниз. Лишь только подойдя к самой воде, я понял, в чём дело. Думая, как быть дальше, решил идти в дальний конец озера, и оттуда перейдя, через невысокий перевал выйти в Азию на приток Погурея, начинающегося с такого же озера. Вот тут то и началось самое страшное. На другой стороне этого озера начались крупноглыбные осыпи. Найдя в них понижение, я решил, что это подъём на перевал и пошёл туда. Через некоторое время подъём сменился спуском, и впереди вновь показалось озеро. Сверив, направление по компасу, я увидел, что иду назад. Боже мой! Я пришёл обратно. Как же это так? Ясно, что я кружусь на одном месте и всё из-за этого тумана. Но надо что-то делать. Засекаю направление по компасу, решил сделать ещё одну попытку. В этот раз пытаюсь перевалить через эту гору напрямую. Очень скоро я уткнулся в крутой каменистый склон, уходящий вверх и теряющийся в тумане. Ему, казалось, не было конца. Тут меня ожидала ещё одна неприятность. Выше по склону все камни оказались подвижные. Огромные, весом до полу тонны глыбы приходили в движение, едва я становился на них. Каждый шаг давался с трудом, было ясно, что это свежие осыпи. Я падал, поднимался и снова падал. Камни предательски уходили из под ног, когда я становился на них. Самое страшное было то, что меня дважды чуть не придавило глыбой, пришедшей в движение, оттого, что я за неё ухватился. Очередной раз я спрыгнул вниз, распластавшись, а камень, с которого я соскользнул, пополз на меня. Чудом он не придавил меня. Видимо, это был свежий камнепад. Было ясно, что отсюда надо уходить, и как можно скорее, но вот куда только? Я уже устал блуждать. Находясь в сплошном тумане, под моросящим дождём, при видимости не более 10 метров, трудно найти своё местоположение на карте пяти километрового масштаба. А без этого нельзя определить направление движения. Вновь делаю очередную попытку определить то направление, откуда пришёл. Спустившись назад, продолжаю движение по компасу в заданном направлении. И вновь, через некоторое время, предо мной встаёт всё тот же, круто уходящий вверх, каменистый склон. Я словно в каменном мешке, из которого не могу выбраться. Состояние, близкое к панике. Пытаясь взять себя в руки, и сосредоточиться, думаю, какое решение всё же принять. Поставить палатку и заночевать здесь нереально, и учитывая, что уже темнеет, есть только один выход, во что бы то ни стало, выбраться отсюда. Понятно, что я заблудился. Чтобы выбраться из этой западни, теперь надежда только на компас. Вновь вытащив карту и компас, пытаюсь определить своё местоположение, и прихожу к выводу, что это невозможно. Но кое-что всё- таки ясно. Я понял, что кружусь на одном месте, и сейчас снова пошёл в противоположную сторону. Потому то я повторно и уткнулся в этот склон. После некоторого раздумья над картой, решил свернуть на запад, поняв, что это единственно правильное решение. Если верить карте, то от того массива, где я сейчас блуждаю, прямая линия в этом направлении как раз выводит на истоки Погурея, куда мне и надо. И снова, преодолевая осыпи, делаю замысловатые пируэты, а иногда, и падая поминутно, продвигаюсь в заданном направлении. Становится темно, дело к вечеру. Если я не выберусь отсюда до наступления ночи, то я погиб. Каждую минуту приходиться останавливаться, и сверять, направление по компасу, потому что с компасом в руке здесь не пройти. Наконец-то осыпи кончились, и сердцу сразу стало легче. Только теперь я почувствовал, как был близок от гибели. Сам себе удивляюсь, второе дыхание, что ли у меня открылось? Давно уже не чувствую на плечах рюкзака, и ноги так же не чувствуют усталости. Но я ещё не знал, что радоваться рано. Идя на запад, уже по ровной тундре, всё так же в облаках, вижу впереди пологий спуск. Интересное зрелище, по всей тундре, прямо по траве, потоками течёт вода, словно потоп какой то. Спуск стал ещё круче, ноги несут бегом. Показались истоки реки. Уж не Погурей ли это? Продолжаю движение вдоль неё, преодолевая небольшие моренные холмики. Поднимаясь и спускаясь, перебегая, таким образом, с одного холмика на другой, вижу, что вроде всё правильно, пошёл поворот налево, как у меня и обозначено на карте. Всё-таки ещё раз, решаю сверить направление на карте. Я потрясён, не могу понять, в чём дело. Я вновь двигаюсь в противоположную сторону, не на юг - в Азию, а на север - в Европу. Я окончательно запутался и устал блуждать. Я уже не верю компасу, неужели он врёт. Достав второй компас, кладу их на землю на расстоянии пол метра друг от друга. Оба компаса показывают одинаково, одно и тоже направление. Теперь мне всё ясно, значит, плутаю я. Вот только, что за эта речка, на карте она не показана. Если бы не облачность, так легко и просто было бы всё. А так я не знаю даже, сколько прошёл уже километров. В облаках, пройденный километр, кажется за три, а то и больше, в этом я уже убедился. Опять не знаю, что мне делать. Теперь, в любом случае, есть шансы выжить. Можно заночевать прямо здесь. Под ногами ровная тундра, и есть где поставить палатку. Правда, есть ещё вариант спуститься на европейский склон и там заночевать, уж топливо для костра там найдётся. Но это, я считаю, крайняя мера, и, подумав, решаю, во что бы то ни стало, найти истоки Погурея. Мне нужна Азия, а не европейский склон Урала. Азия, никогда она не была такой близкой и родной, как сейчас. Только бы попасть туда. Там есть всё, лес по берегам рек, топливо для костра, и ориентироваться там проще. Спуститься на европейский склон сейчас, означает терять завтра целый день на возвращение в Азию. Внимательно изучив карту, прикидывая предположительно место своего нахождения на ней, делаю вывод: "Надо идти по азимуту 210". В этом случае, я должен спуститься в сквозную долину, к югу от меня. Причём, независимо от места своего нахождения, проскочить мимо неё невозможно, ведь она соединяет западный и восточный склоны. Так я и делаю. Пол часа я шёл по горной тундре, держа азимут. Долго шла серия, каких- то подъёмов, и вдруг начался спуск, причём довольно стремительный. Неожиданно я выскочил из облаков и увидел узкую и длинную долину, на дне её тёк ручей. В дальнем конце долины, вправо от меня, была видна какая то чёрная скалистая стенка. В ней было что- то похожее на тупик, хотя при всём этом, единственно правильным решением было всё же идти туда, к ней, что я и сделал. При этом я заметил, как за мной ползёт вверх по долине, словно гонится за мной, чёрная свинцовая туча. Я всё же успел дойти раньше до этой стенки, чем облако накрыло меня, и увидел, что это, действительно, исток Погурея. Какое счастье, наконец- то! В этом месте Погурей, вытекая из тесного каньона, делает разворот на 180 градусов, и далее течёт прямо на юго-восток. В эту излучину и упирается моя долина. Вот почему я видел в конце долины стенку. Сразу как- то стало удивительно легко на душе, и появилась вдруг страшная усталость. Едва я ступил в неё, в эту узкую долину, куда устремлялась река, как сразу же появилась тропа. С радостью на сердце, я почти бегом пошёл вниз по долине. Ноги сами несли вниз, по набитой тропе, идущей по сухому берегу. Туча, идущая за мной, всё же нагнала меня, и вновь всё потонуло в сыром тумане. Но меня уже не пугало это. Каньон постепенно расширился. Уже почти совсем стемнело, усталость давала знать о себе, и тут мне вдруг неожиданно попались старые поломанные нарты, отличное топливо для костра. Это и подвело черту на сегодняшнем дне. Одиннадцать ходовых часов составил у меня сегодняшний день. Сидя в палатке, попивая чай со сгущёнкой, я думал: " До чего же жизнь хороша!"

часть 2



Главная | Статьи | Клуб | Форум | Интервью | Фотографии | Магазины | Ссылки | Рейтинг | Экипировка | Журналы | Новости
Словарь | Курорты | Барахолка | Барды | События | Фильмы | Фото-репортажи | Проекты | Чат | О проекте | Поиск
© Vinchi Group 1999-2017
Команда VVV.RU

Экстремальный портал vvv.ru Rambler's Top100

Барахолка:

1.  травматический пистолет ПМ мр-79-9тм, Продам травматический пистолет в идеальном состоян...
[Охота - охотничье оружие/Продажа]
сема, 11.08.17, 08:06
2.  параплан, Продам параплан Танго 33 Параавис Россия 2012 г в...
[Парапланеризм/Продажа]
Евгений, 09.08.17, 12:20
3. 
гидрокостюм RIPCURL, мужской, размер М, Продается гидрокостюм мужской, новый, размер M. ...
[Серфинг/Продажа]
Анастасия, 09.08.17, 11:57
4.  Гильза латунная 20 калибра, Гильза латунная 20 калибра под капсюль центробой, ...
[Охота - охотничье оружие/Продажа]
Михааил, 06.08.17, 08:14
5. 
ИЖ-12, Год выпуска: 1969 Настрел: Менее 1000 Кол-во ств...
[Охота - охотничье оружие/Продажа]
Александр, 04.08.17, 21:51

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 ... 554


Новые фотографии:


Путь
23.03.17, 01:01

Команда
22.03.17, 00:43

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 ... 1618


Популярные статьи:

1.  Порядок формирования юношеской сборной команды г. Москвы [6801], Скалолазание, ФАиС Москвы, 18.04.01
2.  Весенняя экспедиция на Нупцзе Восточная [7014], Альпинизм, Валерий Бабанов, 18.03.03
3.  Восхождение в Перу на Taulliraju 5830 [6942], Альпинизм, Тимур, 11.06.08
4.  RideThePlanet: Каякинг. [6989], Каякинг, RideThePlanet, 20.06.12
5.  Гималайское Ралли 2005 [6931], Путешествия, Николай Тимонин, 12.08.05

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 ... 16


Галереи, свежие комментарии:

1.  Аддрей: На горизонте вершина Афона 19.03.2017, 12:22
2.  Anna: Конкурс "Золотой компас-2017" открыт здесь! Переа ... 13.03.2017, 19:55
3.  Anna Repina: Коллега! Отличные снимки у вас. Почему бы вам не ... 12.03.2017, 01:05
4.  Юрий: До чего же передаёт атмосферу! 05.03.2017, 14:39
5.  Андрей: Встал в строй к стратилатам 18.02.2017, 20:33

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 ... 59


Фотографии, свежие комментарии:

1.  александр: был там 1982 вода такая же, прекрасно! 20.08.2013, 22:00
2.  для Вадима: время - единственное, что люди не могут купить и п ... 10.01.2012, 18:27
3.  доброжелатель: еще бы каждый день снимать видео по пару секунд - ... 09.01.2012, 23:05
4.  7438536573644672743: себя сфоткал;) 09.01.2012, 22:58
5.  lugka: Отличная высота!!! 07.01.2012, 08:57




Авторы статей:

1.  Махмуд Атласкиров, статей: 1, просмотров: 6941
2.  Андрей Афанасьев , статей: 1, просмотров: 7436
3.  Анна Субботина, статей: 1, просмотров: 8499
4.  Владимир Чуков, статей: 6, просмотров: 42362
5.  Mark Sullivan, статей: 1, просмотров: 6872

1, 2, 3, 4, 5, 6